в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня в течение  от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }} 
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
medved
Short Story
Заходите, Людмила Ефимовна!
04.10.2013 Просмотров: 2 645
Short Story
Заходите, Людмила Ефимовна!
04.10.2013 Просмотров: 2 645

Юлия Баяндина
Юлия Баяндина

Эту историю Игорь Шпиленок рассказал в своей книге «Камчатка, которую я люблю»:

Я упертый «жаворонок», и для фотографа это замечательно. Всегда просыпаюсь рано, чтобы еще до первых лучей солнца оказаться на месте съемки. А мой напарник Володя Злотников любит понежиться в постели до радиосвязи с конторой заповедника.

В тот день я едва насладился первыми глотками кофе и достал ноутбук, как на веранде заскрипели половицы. «Заходите, Людмила Ефимовна!» — пригласил я. Дело в том, что накануне  в Долину прилетела Людмила Ефимовна Лобкова, известный на Камчатке энтомолог. Она уже несколько десятилетий изучает, как насекомые приспособились использовать с выгодой для себя вулканическое тепло.

Вечером она заходила к нам на чай и принесла еще горячую сковороду только что поджаренных семечек. Уходя в свою соседнюю избушку, сковородку с недогрызенными семечками оставила у нас, сказала, что заберет утром. Но сейчас она почему-то топталась в сенях, не решаясь зайти.

«Заходите, не стесняйтесь!» — повторил я, но Людмила Ефимовна продолжала переминаться с ноги на ногу, скрипя досками. Я встал с лавки и, держа ноутбук в руках, ногой толкнул дверь, которая легко открылась и уперлась во что-то мягкое. Я открыл уже рот, чтобы извиниться, но осекся на полуслове: в сенях стоял медведь.

Вид у него был вполне миролюбивый, заметно смущенный, словно он чувствовал себя виноватым, что нарушил нашу частную жизнь. Но кто этого медведя знает! Я тут же закрыл дверь, успев заметить, что оба ружья — мое и Володино — висят на гвоздях прямо за медведем.

Возвратился в комнату, поставил компьютер на лавку и услышал, как «Людмила Ефимовна» начала разворачиваться на узкой веранде, чтобы выйти. Посыпались инструменты, висевшие на стенах, рухнула поленница дров, загремели пустые ящики, составленные у стены, забренчали опрокинутые ведра.

«Что это?» — спросонья спросил Володя. «Людмила Ефимовна сковороду ищет», — невозмутимо ответил я. Володя вскочил с постели, схватил со стола сковороду и попытался выбежать в сени, но дверь с размаху ударилась в медвежий зад, подтолкнув зверя наружу. Володя мгновенно оценил ситуацию и захлопнул дверь.

Было слышно, что медведь вышел наружу, заскрипели шаги по снегу, и через секунду зверь с сугроба уже смотрел на нас в окошко. Наши носы разделяли всего полметра и тонкое оконное стекло.

Волнующе близко, но нам интересно разглядывать друг друга. Мочка носа у медведя усиленно работала, губы беззвучно оттопыривались. «Что он хочет нам сказать?» — подумал я. Володя словно прочитал мои мысли: «Побороться тебя зовет!» К счастью, камера с широко угольным объективом лежала рядом. Я схватил ее и, не глядя на настройки, успел снять единственный кадр. Видимо, поняв, что ничего полезного из визита к нам не извлечешь, медведь медленно побрел вниз по склону, к гейзерам.

Снимок — победитель в международном фотоконкурсе дикой природы Wildlife Photographer of the Year Competition в Лондоне.

Из книги «Камчатка, которую я люблю»

Книга есть на Озоне и в Лабиринте.