в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Интересное
Яна Франк о Призвании
17 мая 2010 3761 просмотр
Интересное
Яна Франк о Призвании
17 мая 2010 3761 просмотр


Юлия Потемкина

Вопрос обретения Призвания, наверное, один из самых важных в жизни каждого человека. Именно с поиска «своей стихии» должен начинаться каждый профессиональный путь. Ведь от возможности находиться в ней напрямую зависит качество жизни, степень удовлетворенности ею, да и самим собой.

Тайм-менеджмент, специальные навыки и знания здесь вторичны. Главное — найти единственно правильную точку приложения усилий и только потом «подковываться» в повышении эффективности на уже выбранной основе. Но как это сделать? Как «найти дело по душе и больше ни дня не работать»?

Мнений много. Как спорных, так и заслуживающих пристального внимания. Хотим поделиться одним из них. О Призвании от нашего автора Яны Франк, человека, живущего в своей стихии:

«Тут вот возник вопрос, что есть призвание. Была дискуссия в ЖЖ, потом читатели начали спрашивать меня, что я про это думаю.

Сравнивали с профессией, оценивали по степени любимости и т.д. Хотя, на мой взгляд, призвание вообще не должно быть связано с профессией. Это что-то, чем человек не может не заниматься.

Мне кажется, что призвание распознать очень просто. От абсолютно каждого дела в какой-то момент наступает передозировка, сколько его ни люби. Делаешь, делаешь, а потом вдруг подступает к горлу — больше не могу!

Но иногда они возвращаются…

Вот мама моя, со своими многочисленными талантами, работала на разных работах, но в один прекрасный момент начала преподавать рисование детям. Причем маленьким детям, от 4 до 6 лет. В течение 10 лет через нее ежедневно проходили какие-то колоссальные количества групп. Она с утра до вечера, почти без перерыва, занималась с сотнями детей. Одна группа уходила, другая тут же заполняла немаленькое помещение, заняв все места за длиннющими столами. И так каждый день, по 8 часов, 10 лет.

В какой-то момент она ушла работать главредом детского журнала, сказав: «Я детей больше видеть не могу!»
И все это поняли.
И что?

Прошло сколько-то времени, и она опять согласилась на какую-то преподавательскую деятельность. Опять она с детьми знакомых рисует, опять в какую-то школу устроилась. И после переезда в Германию — то же самое. Я ее каждый раз спрашивала: «Ну что ты вот опять на эту работу согласилась? Там же опять преподавание детям. И так много, и так тяжело, и ты же сказала, что они тебе давно надоели!»
А она вздыхает: «Все равно я получаю от них удовольствие. Все равно я это лучше всего умею. Все равно у меня даже самый вредный и неконтактный ребенок через какое-то время начинает работать, и мне это греет душу».

Вот оно, призвание. «Не могу не делать!»

У меня было то же самое с рисованием. Я пробовала много всего и некоторыми вещами увлекалась до такой степени, что даже делала их на работе по несколько лет. Потом, наигравшись, я понимала, что оно меня достало. Уходила с этой работы и потом больше никогда не вспоминала. Например, моя начальница была очень огорчена, когда я ушла из швейного ателье. Я там с огромным вдохновением проработала год, потом поняла, что всю жизнь я это делать не хочу, и потому тратить на это еще больше лет не имеет смысла. И закрыла для себя эту главу. С тех пор мне бывает интересно сшить себе какую-нибудь штуку. Но уже на третий день я рада, что скоро оно будет готово, и я больше полгода к этому не подойду.

Только с рисованием вышло так, что я не бросала его никогда. Я всегда возвращалась к нему очень скоро. Если случается пауза в 7-10 дней, я вдруг замечаю, как все мои мысли крутятся только вокруг этого. И я живу ожиданием, когда я наконец доберусь до любимого дела и нарисую все, что так хочется нарисовать. Если пауза затягивается, я вообще бросаю все (что бы это ни было) и начинаю рисовать, потому что иначе мне все не в радость.

Хорошо, когда призвания такие понятные, как «шить» или «рисовать».
У некоторых людей призвания более аморфные. Они всю жизнь занимаются чем-то понятным, но это просто работа, или профессия. Или жизнь.
А потом вдруг выясняется, что они между всеми делами регулярно отвечают всем на жизненно важные вопросы, и все к ним бегают со своими проблемами, потому что они умеют раскладывать по полкам любые ситуации, рассматривать и понимать их. И находить из них выходы.

Или вот умеет человек во всем наводить порядок, и получает от этого удовольствие, и вдруг ловит себя на том, что уже полжизни помогает навести порядок всем и везде — начиная с бухгалтерии и кончая шкафами и кладовками.

Когда я в последний раз была у своего врача-онколога, она мне сообщила, что у нее появился новый онкопсихиатр. Раньше я даже не знала, что такое существует. Он занимается понятными вещами: помогает онкологическим пациентам справляться с совершенно новыми ситуациями, в которые они попадают в результате болезни и лечений.
— Но это совсем не главное, — сказала моя врач, — дело не в этих всех проблемах! Мы ее взяли к нам, потому что у нее обнаружился большой талант. Она умеет давать людям надежду! Я не знаю, как она это делает, может быть, дело в том, что она сама очень сильно верит, что есть надежда для каждого. Но у нее так хорошо получается. И это так помогает нашим пациентам!

Бывают и такие призвания. Давать надежду. Забирать страх. Будить в людях жажду жизни. Находить выходы из любых лабиринтов.»

Если Вы еще не нашли дело своей жизни, настоятельно рекомендуем одну из лучших книг на эту тему — «Призвание» Кена Робинсона. Она созвучна словам Яны и дает массу поводов для размышлений и поисков!

Рубрика
Интересное

Похожие статьи