в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Интересное
О пенсиях, оптимизме и двух миллионах долларов — интервью с автором книги «Тайный язык денег»
16.10.2009 Просмотров: 5 375
Интересное
О пенсиях, оптимизме и двух миллионах долларов — интервью с автором книги «Тайный язык денег»
16.10.2009 Просмотров: 5 375


Дарья Денисова

Как известно, есть два вечных вопроса: откуда берется пыль и куда деваются деньги :)
Доктор Дэвид Крюгер, клинический психиатр, психолог, исследователь поведенческой экономики, в своей книге «Тайный язык денег» снимает второй вопрос. Причем рассказывает не только, «куда», но и «почему», а также «зачем это все» и «что можно сделать».

Прекрасный подарок на Новый, в том числе финансовый, год появится в магазинах примерно через месяц. А пока познакомьтесь поближе с автором — вот некоторые его соображения по поводу наших отношений с деньгами, высказанные в интервью Джею МакДональду на сайте Bankrate.com. (Настя, спасибо за перевод!)

Вопрос.: Вы написали книгу под названием «Секретный язык денег». В чем же секрет? Мы зарабатываем деньги и тратим их. Вот и весь разговор, верно?

Ответ д-ра Крюгера.: Да! (Смеется). В принципе, деньги – это очень просто. Это всего лишь единица обмена. Однако, в то же время, это достаточно сложный объект, поскольку деньги задействованы в нашей жизни на многих уровнях, вербально не выраженных, эмоциональных и подсознательных.
Секретный язык – это на самом деле психологическая и символическая система, которую мы используем для того, чтобы заставить деньги выражать то, что мы им приказываем выражать. Мы говорим с деньгами, а деньги говорят с нами. Это похоже на тест Роршаха: мы «наполняем» деньги теми ценностями и придаем им то значение, которые пор вкусу нам самим.

В.: Вы имеете в виду, что отношение к деньгам – это наша индивидуальная «денежная история»? Однако проблема в том, что большинство из нас понятия не имеет, какова их денежная история и имеют еще меньшее представление о том, как она будет развиваться.

О.: Да, это действительно так. Отчасти потому, что мы находимся в слишком близком контакте. Наши отношения с деньгами имеют самую длительную историю: они начинаются еще до нашего рождения, с денежной истории наших родителей, и заканчиваются после нашей смерти. А разгадка в том, насколько умело мы можем выстраивать наши отношения с деньгами. Очень важно постичь это искусство.

В.: Исследования влияние, которое оказывают деньги на мышление и поведение человека, в последнее время получили сильный импульс, поскольку сферы психологии, биологии, физики и нейроэкономики практически слились воедино. В котором из секторов Вы позиционируете себя?

О.: Я надеюсь соединить все открытия и, синтезировав их, применить в стратегическом коучинге. Или, проще говоря, я хочу помочь людям научиться тому, как можно изменить свою денежную историю.

В.: Одна из денежных историй, за развитием которой все мы следили, – скандал Берни Медоффа. Является ли эта денежная история хрестоматийным примером однозначно неверного пенсионного вложения?

О.: Какой урок мы можем вынести из скандала Медоффа? Существует множество денежных ошибок и финансовых заблуждений, которые мы принимаем на веру только потому, что так работает наш мозг. Эксклюзивность, желание быть особенным, избранным – вот одно из таких заблуждений, которое имеет отношение к скандалу Медоффа. Такую схему часто можно наблюдать во всевозможных афёрах и мошеннических сделках. Как правило, призыв обращен к человеку, который желает стать избранным, и, действуя на эмоциональном уровне, будет совершать поступки, не подчиняющиеся логическому объяснению. Предлагая членство в своём эксклюзивном клубе, Медофф апеллировал к людям, которые желали получить особый статус. Он отвергал кандидатуры состоятельных людей, отказывал им какое-то время, а когда, наконец, говорил «да», люди отдавали ему последние деньги.
Другим фактором является то, что психологи называют «передачей заблуждения». Медофф считался авторитетной фигурой. Он был председателем коммуникационной системы НАСДАК (системы автоматической котировки Национальной ассоциации фондовых дилеров), был филантропом. У него было много последователей. Мы часто идеализируем людей, которые олицетворяют уверенность и состоятельность, в надежде на то, что и нам достанется частичка их славы и успеха. Это та же форма социальной заразы, которая прошлой осенью вызвала рыночные потери в 1,2 триллиона долларов.
Существует также и фактор необъективности доказательства. Мы делаем выбор, затем приходит время пожинать плоды, и мы ожидаем подтверждения того, что в свое время приняли правильное решение. Однако «урожай», который мы получили, мешает нашей объективной оценке ситуации, затемняет реальные доказательства обратного, указывающие на неверность выбора.

В.: Вслед за этим приходит жадность, желание получить как можно больше.

О.: Именно. Жадность приобрела плохую репутацию. В принципе жадность – это постоянное желание получать как можно больше. Такое желание не является плохим априори, оно может быть проявлением страсти. Однако эмоции и желание немедленных результатов могут взять верх над логикой и здравым смыслом. Т.е. когда организм эмоционально реагирует на какую-либо ситуацию, правое полушарие «атакует» левое и удерживает его в заложниках. Таким образом, логика, здравый смысл и долгосрочное планирование оказываются в ловушке. Изучение похожих реакций организма лежит в основе такой науки как неврология, или нейробиология.

В.: Правда ли, что многих американцев, которые задавали себе вопрос о правильности своего поведения по отношению к деньгам, преследовал кошмар под названием «Уолл Стрит».

О.: Да. Многие из нас все сделали правильно – предприняли необходимые меры и провели нужные приготовления. Тем не менее, правила изменились. Появляется чувство беспомощности, которое, в свою очередь, порождает страхи, опасения и т.д., и все они сфокусированы на деньгах.
Возьмём, к примеру, отношения супружеских пар. Здесь очень многое «завязано» на деньги, и многие вопросы действительно имеют непосредственное отношение к деньгам. Однако в то же время многие опасения паразитируют на денежном вопросе, поскольку деньги – это нечто осязаемое, конкретное, то, что может стать воплощением практически всего.
Деньги – одно из наиболее общих понятий, на которых могут паразитировать эмоции, наряду с едой и сексом. Однако, по моему мнению, именно деньги правят бал.

В.: Для послевоенного поколения процесс адаптации к резкому уменьшению пенсионных сбережений был практически равносилен скорби по утрате ребенка. Люди, родившиеся в период послевоенного демографического взрыва, не знают, к кому обратиться и кому доверять.

О.: Это что-то вроде траура, поскольку, строя планы на будущее, ради того, чтобы определить действительное положение дел и создать новую историю, основанную на различных формулах, люди должны отказаться от концепции того, что они имели, и от мечты о том, что они могли бы иметь. Если человек двигается в этом направлении, надеясь на случай, который поможет вернуть деньги, он тратит определенное количество энергии и концентрации. Это лишает человека твердости и препятствует принятию оптимальных в существующей ситуации решений.
Одна из моих клиенток не могла заработать больше той суммы, которую она потеряла; сумма составляла примерно 60-70 процентов от общего объёма её сбережений. Она объясняла это так: «Если я продам, я потеряю всё». Я намеренно акцентировал внимание на этой ситуации: если вы располагаете двумя миллионами долларов, то это два миллиона долларов, вне зависимости от того, было ли у вас изначально пятьдесят тысяч или восемь миллионов. Вы должны решить здесь и сейчас, что вы хотите сделать с деньгами.

В.: Вы акцентируете внимание на том, что мы по-разному относимся к различным категориям денег. В чем же наши «мертвые зоны» в области пенсионных сбережений?

О.: Когда речь идет о пенсионных сбережениях, очень многое сфокусировано на деньги. Идея настоящей автономии заключается в том, чтобы ни от кого не зависеть на пенсии – будь то правительство, дети или члены семьи. В дополнение к тому, что необходимо сэкономить средства, наилучший способ подготовится к старости – это сохранить здоровье. Хотя я и понимаю, что данная концепция является слишком идеальной.
Здоровье и деньги – именно эти две составляющие наиболее часто заставляют людей волноваться за будущее. Можно составить ежедневный план своей физической активности. Это будет особого рода вложением в состояние вашего здоровья, также как существуют денежные вложения. Итак, вы занимаетесь каждый день. Однако решение тренироваться нужно принять только один раз, впоследствии это перейдет в привычку.

В.: Одна из наиболее серьёзных нестыковок относительно пенсионных доходов – наше представление о том, что пенсионные доходы работают в двух направлениях. В конце концов, пенсия освобождает нас от стресса и ежедневного напряжения, связанного с тем, что мы должны зарабатывать себе на жизнь. Как мы изменяем свою денежную историю, чтобы разрешить этот конфликт?

О.: На мой взгляд, должны измениться декорации. Мы больше не должны рассматривать пенсию с позиции «всё или ничего». Мы должны видеть пенсию комплексно, как комбинацию различных преобразований, которые и необходимы, и желаемы. Нужно принять к сведению следующее: вне зависимости от вашей денежной истории именно деньги обуславливают выбор. Один из способов думать и анализировать таким образом – начать с конца, представить себе, какие варианты выбора вы хотели бы иметь, и исходить из этого.
Когда мы мысленно что-то себе представляем, наше воображение посылает сигнал в мозг, где происходят определенные изменения (соответствующий участок мозга активируется и тогда, когда мы что-либо наблюдаем вживую). Мы «гравируем» это на участке мозга. Таким образом, мы можем выгравировать ситуацию успеха, а значит, и найти путь к достижению этой цели.

В.: Как Вы оцениваете и каким образом изменяете свою денежную историю в сегодняшней ситуации, когда приходится сомневаться в рекомендациях финансовых консультантов?

О.: Я считаю, всё дело в формулировке вопроса. Формулы не могут применяться ко всем и нести одинаковый эффект. Не существует ответов по шаблону. Полагаю, уместнее говорить об индивидуальном ответе.
Что действительно должно быть поставлено под сомнение, так это всеобъемлющий оптимизм, который заставляет нас думать, что всё будет хорошо, что у нас всегда будут финансовые средства, что мы будем вечно здоровы.
Надо сфокусироваться на необходимости реально оценить ситуацию, представить себе, какой будет жизнь в возрасте между 75 и 100 годами и каковы будут наши источники доходов. Не беспокоится обо всём этом, а распланировать. Я считаю, что завышенные требования и ожидания от жизни чего-то большего, влияют на само представление человека о жизни. Это является одной из причин, почему хорошее состояние здоровья, также как и деньги, настолько важны – ведь забота о своём здоровье каждый день приносит ощущение бодрости и энергичности.

В.: Значит ли это, что настало время отправить на пенсию саму модель о выходе на пенсию? Она устарела для сегодняшней ситуации?

О.: Я считаю, что эта модель всё более и более устаревает и в конечном итоге она абсолютно перестанет соответствовать реальной ситуации. Возможно, её сможет заменить модель перехода, поскольку многие люди воспринимают пенсию не с позиции концепции «всё или ничего», а именно как переход, своего рода преобразование. Некоторые из наиболее здоровых и состоятельных людей утверждают, что не планируют перестать работать. Для них это жизненно необходимо. Такие люди желают внести свой вклад в будущее.