в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
История книг
День печати
13 января 2009 4465 просмотров
История книг
День печати
13 января 2009 4465 просмотров


Юлия Потемкина

Сегодня, 13 января, отмечают День российской печати. И хотя этот праздник скорее относится к периодике (он приурочен к выходу в 1703 году по указу Петра I первой публичной российской газеты «Ведомости»), я думаю, что все равно это отличный повод посмотреть 10-минутный познавательный фильм 1947 года (правда, он на английском языке) о полиграфии середины прошлого века. Не поверите — технология сохранялась вплоть до середины 1990-х. Даже я успела застать горячий набор и свинцовую верстку. В недалеком еще 1995-м (!) такой способ все еще был в ходу на комбинате «Известия», где я тогда работала.

Немного пояснений.

В докомпьютерную эпоху автору чаще всего приходилось от руки писать, переписывать и править свою рукопись. Затем он отдавал ее машинистке, чтобы та перепечатала ее на пишущей машинке (правда, некоторые справлялись с этой задачей сами). Затем отпечатанную рукопись отдавали в редакцию. Там редактор правил рукопись опять же от руки, и после согласования правки с автором редакционные машинистки снова многократно ее перепечатывали, пока не исправляли все ошибки. И лишь после этого издательский оригинал отправляли в типографию.

Появление персонального компьютера коренным образом упростило и ускорило подготовку текста и избавило авторов и редакторов от груд бумажных черновиков. Теперь автор, cамостоятельно набрав свой текст на компьютере, может попросту отправить его в редакцию по электронной почте. Да и редактор может править рукопись прямо в файле.

Итак, издательский оригинал оказался в типографии. И снова наборные процессы! Текст на сей раз набирали в металле: вручную либо на линотипах — строкоотливных машинах (таких, как в фильме). Набирать вручную означало ставить в так называемую верстатку литеру за литерой, доставая их из кассы, где они были разложены заранее по ячейкам. Это способ Гутенберга, однако он дожил до конца XX в. (правда, применялся в последнее время уже крайне редко). На линотипе, изобретенном в XIX веке, набирать было легче: у него все-таки имелась клавиатура. Но рядом с линотипистом постоянно находилась емкость с расплавленным гартом — свинцово-сурьмяным составом, из которого отливались строки. А это, сами понимаете, для здоровья не просто вредно, а очень вредно. Кроме того, если наборщик делал ошибку, то перенабирать и переливать ему приходилось сразу целую строку — и нередко он снова делал ошибку, уже в другом слове. Можете представить, сколько работы было у корректоров.

Но если набор и сейчас остается клавиатурным процессом (просто перешедшим в электронную форму и полностью переданным автору), то верстка изменилась до неузнаваемости. В фильме вы видели мужчину, который составляет из линотипных строчек и картинок-клише свинцовый прямоугольник будущей книжной страницы. Вот он, тогдашний верстальщик. Правда, не похож на того парнишку, который у вас в соседнем отделе весело тарабанит по клавишам?

В фильме нет ничего про технического редактора (поскольку это издательский, а не типографский работник), но, глядя на металлическую страницу, которую верстальщик 1947 года выравнивает по высоте, бережно постукивая молотком по деревяшке, я вспоминаю об этом специалисте, без которого в докомпьютерную эпоху была невозможна издательская деятельность. Именно техред рассчитывал объем текста в зависимости от размера шрифта и гарнитуры, размер и расположение иллюстраций и таблиц, размещение колонтитулов, ширину полей и все прочее. Только после его расчетов текст набирали — и представьте себе, у хорошего техреда все оказывалось именно там, где он рассчитал. Если же расчет был неверным, то набор нередко приходилось рассыпать и текст полностью перенабирать.

Еще забавно смотреть, как тяжеленные набранные и/или сверстанные полосы возят на тележках по типографии. Сейчас мы просто перекидываемся файлами по электронной почте.

Несколько слов о стереотипировании: чтобы сделать большой тираж и не испортить ту заботливо сверстанную форму, с нее отпрессовывали картонные матрицы, а с них уже делали металлические стереотипы — вы видели в фильме, как их вынимают из чанов. Сейчас этот процесс строится совершенно иначе: нередко форму готовят прямо с файла, без промежуточных этапов.

Что касается собственно тиражирования — здесь пока процессы не столь революционно изменились, разве что приоритет отдается офсету, а не высокой печати. Да еще переплетно-брошюровочные процессы стали автоматизированными, и вы уже не увидите таких женщин-роботов, безостановочно подкладывающих тетрадку за тетрадкой в чрево ниткошвейной машины…

***

В общем, посмотрите кино еще раз. И чтобы для вас оно было немножко овеяно ностальгией, прочитайте стихи Самуила Яковлевича Маршака о процессе книгоиздания. Маршак (если кто не знал) был не только поэтом, но и редактором-книжником, взрастившим целую плеяду детских писателей.

Ну а как делают книги сейчас, мы описывали в серии наших постов об издании «Бизнес в стиле фанк навсегда»:

«Фанки снова в строю»,
«Фанки уже на русском!»
«Фанков отредактировали по полной»,
«Сверстаны и напечатаны».

Похожие статьи