в вишлисте
Личная скидка {{ profile.personalDiscount.discount }}%
в корзине
на сумму
До бесплатной доставки
осталось
{{ cartCount }}
Корзина
Доставим в город {{ headerCity.name }}
сегодня за  бесплатно от {{ headerCity.estimatesMin }} до {{ headerCity.estimatesMax }}  бесплатно
В город {{ headerCity.name }}
пока не доставляем
Посмотрите
другие города
Город, населенный пункт
{{ city.region }}
Сюда пока не доставляем книги
Мы. Жизнь издательства
О Лондоне, внутренней свободе и нэпе
2 мая 2007 10605 просмотров
Мы. Жизнь издательства
О Лондоне, внутренней свободе и нэпе
2 мая 2007 10605 просмотров

Михаил Иванов
Михаил Иванов

Мы с Артемом провели неделю в теплом Лондоне. Помимо Лондонской книжной ярмарки, основной цели нашей поездки, я посетил юбилейный 10-й Российский экономический форум, собиравший обычно несколько тысяч ведущих политиков и бизнесменов из России. После того как наш Президент где-то в кулуарах сказал, что незачем уважаемым людям ездить на тусовки эмигрантов и ругать там нашу страну, на чиновников и значимых бизнесменов вдруг напала хворь – они все за день-два до начала отказались от участия. Организаторам форума пришлось в срочном порядке менять программу. Я понимаю чиновников – они люди подневольные, но вот бизнесмены… Как же быстро к нам вернулся страх… Отдельное спасибо Евгению Чичваркину и Олегу Тинькову: они не побоялись и приехали, показав, что в стране еще остались внутренне свободные люди.

В очень глубокой книге Виктора Пелевина «Священная книга оборотня» есть фраза, описывающая жизнь в России: «в стране, где текущее положении вещей есть уголовно наказуемое преступление, на лицах людей лежит неизгладимая печать вины». Присмотритесь.

Пленарная сессия выглядела довольно странно. Практически все выступающие (иностранцы) говорили о том, каких успехов в макроэкономике Россия добилась в последнее время. Среди наших ключевых достижений – стабильный рост ВВП, фондового рынка, валютных резервов, реальных доходов населения, сокращение внешнего долга, нормальная налоговая система, довольно большая, но все же контролируемая инфляция, мы – первый в мире экспортер нефти и много еще чего хорошего о нас говорили. Слайд, один краше другого, кочевал из презентации в презентацию. Мне особенно запомнилась одна диаграмма. В 1999 году вся капитализация российского фондового рынка была примерно 17 миллиардов долларов – меньше, чем, например, капитализация Yahoo, и много меньше, чем состояние Билла Гейтса. В 2007 году капитализация российского рынка достигла 1 триллиона долларов, притом что капитализация Yahoo и состояние Гейтса даже снизились. Но как-то грустно выглядели все не слишком многочисленные российские делегаты.

Все это напомнило мне времена нэпа. После того как стих кровавый разгул революции, экономика росла как на дрожжах, появились свои новые капиталисты и олигархи. Но так незаметно для них пришел сильный политический лидер, и постепенно других политиков в стране не осталось. (Вы, кстати, не назовете в нынешней России хотя бы одного политика?). Бизнесмены и олигархи того времени думали, что это их не касается: ведь при любой власти нужны предприимчивые люди, которые будут делать дело. А уж Троцкий победит Сталина или наоборот, это их политические дела. Ан нет — после того как не стало политики, не стало и свободной экономики. Те, кто не сообразил вовремя и не уехал, пошли трудиться в лагеря. Как, например, уже в наше время глубоко мною уважаемый Михаил Борисович Ходорковский. Кто-то стал на своих же компаниях работать на Советскую власть, но уже не в качестве собственника, а в качестве инженера, все время опасаясь, что вспомнят его прошлое и круто накажут. Возле моего старого дома на Сыромятнической улице есть завод «Манометр», собственник которого после нэпа работал там инженером.

Я задаю себе вопрос: а много ли изменилось с тех пор?
Народ, как всегда, безмолвствует… и благоденствует. Высокие цены на нефть делают свое дело.
Хоть маленькая толика, да перепадает ему, прежде чем исчезнуть в оффшорах.
Жванецкий на этот счет говорил «За кефир отдельное спасибо всем».
Никакой элиты нет и в помине, потому что вся элита зависит от одного человека. Как-то император Павел сказал: «В России любой человек значим только тогда, когда я с ним говорю, и только до тех пор, пока я с ним говорю». Вот представьте себе, что завтра уволят со своей должности Иванова или Медведева и перестанут их показывать по телевизору, как они ездят смотреть на колхозных телок. (Хорошую цитату из новостей привел Парфенов: «Медведев осмотрел телок национального проекта»). Каков будет рейтинг у любого из этих господ?

Сходил на сессию, посвященную выборам 2007-2008 годов. Про выборы в парламент слушать было довольно скучно. Там уже все решено, и только новая интрига со Справедливой Россией несколько оживляет обстановку. Но в целом парламент теперь уже ничего не решает, и кто там будет, совершенно не важно. Вся дискуссия о том, кто станет следующим Президентом, свелась к тому, что «кого Путин назначит, тот и будет нами править». А я все думал: рабы ли мы?
Российское телевидение (которое первым было взято под контроль нынешней властью) сделает свое дело. А ведь Президент с искренностью в голосе скажет: «Пусть народ выберет сам».

Обсуждали важную вещь – ведь преемник не значит последователь. Ведь Ельцин (царствие ему небесное), назначая Путина, думал, что тот продолжит его курс, наведет порядок в творящемся хаосе и построит демократическую систему. Ведь он надеялся на Путина, когда, уходя, говорил: «Берегите Россию». Боюсь, правда, что в нынешнем случае маятник не качнется назад, преемник еще больше закрутит все гайки.

Кстати здесь не могу не написать о достижении Ельцина, которое все еще сохраняется у нас. За всю историю России только с начала девяностых мы можем выезжать за границу, не спрашивая на это разрешения у государства. За что отдельное спасибо Борису Николаевичу.

Какое это имеет отношение к нашему издательскому делу? Связь здесь довольно простая – там, где нет конкурентной экономики, не нужны книги о бизнесе. В советских книжных магазинах не было отделов деловой литературы. Я, например, уверен, что наши книги будут больше востребованы на Украине, где, при всей сложности их ситуации, у них нет нефтяного проклятия, а потому людям приходится больше думать. А в целом, так хочется жить в нормальной европейской стране. И так далеки мы от этого.

Похожие статьи